google-site-verification: google2e8b125e583d9679.html

В Израиле (во всяком случае ещё недавно) плавание тоже считалось спортом хороших еврейских детей-ашкеназим из приличных семей. Кто не знал, “Зимбабве” – это не какая-то захудалая негритянская клоака – это бывшая… Белая, процветающая страна, где слишком мало отстреливали негров и слишком много их жалели. Дожалелись – негры повырезали всех белых и сейчас это самая ублюдочная страна в мире. А дикие зубры всё же появились в этих краях, чем вызвали великое изумление у обитателей приграничных земель.

Крок, и его люди достигли побережья вендов и нашли устье реки, куда, несмотря на сильное течение, они вошли на вёслах и доплыли до деревянных укреплений с высокими сваями, которые преграждали реку. Здесь, в темноте, они высадились на берег и напали на вендов, проскользнув незамеченными мимо береговой охраны. Там Крок потерял много доблестных воинов, а когда они осмотрели добычу, обнаружилось, что она состоит лишь из нескольких железных котелков и овечьих шкур. Они спустились на вёслах вниз по реке на запад и попытались напасть на другую деревню, которая также была хорошо защищена.

— Я не заметил, чтобы у них были дурные намерения, — сказал Оли. — Но могу тебе сказать одно — он отважный человек, ибо я поведал ему, что у тебя в доме живёт поп, и он не испугался. — Он хотел знать, есть ли в этой области ещё знатные мужи, которые купили бы его товар, не торгуясь и не сетуя на цену. Но более всего он расспрашивал о тебе, ибо он слышал, что ты самый богатый. — Всегда есть опасность, — говорил он, — что, дай я ему королевское имя, я обреку его на мучительную участь. Но мало кому так сопутствовала удача, как королю Харальду, и мало кто снискал такую славу и почёт, как он.

Подобные мысли были у президента САСШ далеко не первую неделю, и то, что он не мог понять логику британцев, очень сильно портило ему настроение. Тем не менее, при скудности имеющейся у него информации оставалось только ждать, чем он, собственно, и занимался. Президент не считал себя военным гением, но и профаном ни в военном, ни в морском деле тоже не был. Должность обязывала – заместителем военно-морского министра просто так не становятся, и он вполне мог оценить действия неизвестного рейдера. Что интересно, президентом, да еще самым молодым за всю историю САСШ (на тот момент ему не было еще и сорока трех лет), он стал практически случайно. Его предшественник, Уильям Маккинли, в команде которого Рузвельт стал вице-президентом, погиб в результате покушения и, как и положено по конституции, Рузвельт занял его место.

Зато она подлежала замене – несколько запасных комплектов во внушительных трюмах крейсера, корабля-арсенала, имелось. Словом, сутки, от силы двое, и боеспособность корабля будет полностью восстановлена, хотя, как подозревал Плотников, отдельные дефекты сборки будут выплывать еще долго. Этот приказ был, скорее, формальностью – все члены экипажа и без того прекрасно знали, что им надо делать и, склонившись над терминалами, проверяли состояние корабля. В высокой степени автоматизации и, соответственно, контроля всех узлов корабля, включая элементы обшивки, есть огромный плюс – информация об их состоянии приходит почти мгновенно. Спустя минуту Плотников уже знал о том, что какие-либо повреждения отсутствуют, и облегченно перевел дух.

Когда вся добыча была поделена и принесена на борт, было решено, что надо позволить Токи взять девушку на корабль, хотя он и был тяжело нагружен, ибо Токи заслужил эту награду. Затем они держали совет, обсуждая возвращение домой, и договорились, что они поплывут вдоль английских и франкских берегов только в том случае, если будет плохая погода. Если же погода будет хороший, то поплывут к берегам Ирландии, а оттуда направятся домой, обогнув Шетландские острова С таким добром, как у них, было бы опасно встречаться с другими кораблями. На следующее утро они принялись делить добычу, что было не так уж просто. Каждый хотел иметь равную долю, но было решено, что Крок, Берси, кормчий и некоторые другие должны получить втрое больше, чем остальные. И хотя разделить добычу поручили мудрейшим среди них, было трудно угодить каждому.

Ну, вот и все, еще немного, и… Вот только русский корабль почему-то был один. На таком расстоянии сложно было различить отдельные детали, но силуэт японский адмирал перепутать не мог – он был профессионалом, и силуэты русских кораблей, с которыми ему предстояло воевать, знал наизусть. Прибегать к справочникам не было нужды, этого силуэта он никогда не видел. Однако тут по борту неизвестного корабля пробежала цепочка вспышек, что однозначно говорило о том, что это враги.

Несколько секунд после этого обломки еще держались на воде, потом кормовая части перевернулась и затонула почти мгновенно, напоследок продемонстрировав всем бешено хлещущий воздух винт. Обломок носовой части продержался на плаву чуть дольше и затонул на ровном киле. Спасся ли с этих двух миноносцев хоть кто-то, осталось для экипажа “Мурманска” тайной. Прямо перед носом крейсера, всего в какой-то паре кабельтовых, выросли два высоких столба вспененной воды.

  • После того, как русские уничтожили эскадру броненосцев и видя, как они расстреливают тех, кто находился вблизи ко входу в бухту, ни у кого не возникло сомнений, что угроза будет приведена в исполнение.
  • Лучше подальше от плохого климата, плохих людей, лучше минимально быть подготовленным, адекватно воспринимать происходящее.
  • Судя по мельтешению на его палубе, с противоположного от крейсера борта команда торопливо спускала шлюпки.
  • Особенно – в странах, где раньше уровень интеллекта населения был ниже, чем у остальных.
  • Он с трудом держался на ногах, перебираясь на берег вместе с другими.

Жаль, но эту здравую мысль ему пришлось отложить “на потом” – дело было еще не закончено, и у него оставалось целых две мишени, которые было очень желательно срочно отправить в гости к Нептуну. А между тем бой продолжался, плавно перетекая в новую, еще более опасную для японцев стадию. Более опасную потому, что их эскадра уже лишилась как минимум половины своей огневой мощи, и при этом следующей целью для русских орудий должна была стать “Нанива”. Выбить флагмана – азбука любого сражения, как правило, это означает, что эскадра на какое-то время лишится управления. Так уже не раз было, или теперь надо говорить “будет”, во время той войны в которую так беспардонно влез “Мурманск”.

Если вы послушаете моего совета, то не позволите этому произойти. Его глаза мерцали, он осушил кубок, причмокнул губами и заметил, что пиво более питательно, чем мясо, для истощённого голодом человека. Орм наполнил вновь его кубок, и он продолжил своё повествование.

В результате дальше встреча продолжалась в формате один к четырем, и британский корабль засыпало снарядами. Пока “Глори” покидал театр военных действий, следуя наикратчайшим курсом к ближайшей земле, его товарищи продолжали драться. “Альбион” по-прежнему с переменным успехом боксировал с “Ретвизаном”, но это уже ничего не значило, потому что по “Венженсу” работали уже три русских броненосца. “Пересвет” все еще возился с пробоинами, а сзади, отчаянно дымя, к месту боя торопился “Севастополь”, но было ясно – ни тот, ни другой к месту побоища не успевают.

Борт крейсера “Мурманск”, 1904 год

Впереди бежал человек с непокрытой головой, без щита, но с коротким мечом в руке. Но человек без шлема немедленно вскочил на ноги и, взвыв как волк, ударил в висок первого, кто подскочил к нему с поднятым мечом. Затем он развернулся лицом к Кроку, который находился прямо позади него.

Это совсем неудивительно – по нему отработали шестнадцать двенадцати- и восемь десятидюймовых стволов, и дистанция была такой, что точность даже этих относительно примитивных орудий была велика. В принципе, попаданий должно было быть намного больше, но русских подвело то, что в реальном линейном бою они участвовали фактически впервые. Шестидюймовки, которыми, как елка игрушками, был увешан каждый броненосец, тоже внесли свою лепту в это безобразие. Как следствие, “Центурион” оказался буквально скрыт за фонтанами воды, но попаданий при этом было совсем немного. Первым угодил под удар замыкающий британскую колонну “Центурион”. Этот корабль, броненосец второго класса и, в некотором роде, прототип русских броненосцев-рейдеров типа “Пересвет”, был изначально построен не слишком удачно.

Борт корабля вспучило, несколько стальных листов попросту вырвало, и теперь в обшивке зияла огромная дыра, стремительно заливаемая водой. Несколько секунд корабль еще боролся, а потом начал стремительно оседать на корму, одновременно заваливаясь на левый борт. С его палубы в воду сыпались оставшиеся пока в живых в аду из огня и стали моряки. Это зрелище было встречено громовым “Ура!” на русских кораблях и зловещим молчанием на кораблях английских. Кроме того, русские снаряды имели тугие, подчас, избыточно тугие взрыватели.

“Полтава” продолжала работать по уже избитому в хлам “Асахи”, “Петропавловск” вел огонь по “Микасе”, а “Цесаревич” обрушил всю мощь своих орудий на “Хацусэ”. Японцы тоже перенесли свой огонь на обстреливающие их русские корабли, и бой продолжился в формате “три на три”. Вроде бы, все поровну, вот только “Асахи” был уже практически небоеспособен, и теперь “Полтава”, благодаря тому, что два других японских броненосца вынужденно избавили ее от своей опеки, работала в практически полигонных условиях. С так и не успевшими всерьез разгореться пожарами справились довольно быстро, и теперь русские артиллеристы занимались, фактически, расстрелом вражеского корабля, практически ничего не получая в ответ. Вдобавок, ставшая из-за вышедшего из строя “Севастополя” головной, “Полтава” оказалась немного позади “Асахи”, кормовая башня которого не действовала.

В принципе, это спасло его и от взрыва – вода затопила погреба, а те снаряды, что были поданы к орудиям (о чудо!), пока не сдетонировали. Вернее, может быть, какие-то из них и взорвались, но на общем фоне, когда в борт крейсера один за другим влетали русские восьмидюймовые “гостинцы”, их слабенькие хлопки остались незамеченными. Сейчас оставшиеся на палубе матросы сбрасывали уцелевшие, но все еще горячие снаряды за борт – для полного счастья старому крейсеру не хватало только, чтобы они начали взрываться.

Мы бежали через поля и луга, холмы и пастбища, и он направлялся к дому своего отца. Он бежал быстро, спасая свою шкуру, но мне тоже нужна была его шкура, дабы смыть с себя позор и сдержать свою клятву. Неподалёку от его дома, когда сердце уже выпрыгивало у меня из груди, я настиг его и разрубил ему голову до зубов на глазах у жнецов, которые убирали урожай на полях его отца. Никогда я не чувствовал себя так хорошо, как тогда, когда смотрел на него, лежащего у моих ног. Я вернулся домой с весёлым сердцем и остаток дня пил пиво, говоря своей женщине, что нас миновали все беды. Епископ, который казался главным и которого именовали епископом святого Эдмунда Бэри, обратился к Торкелю, Гудмунду и к тем остальным викингам, которые пожелали его слушать.

Почему негры хуже белых, откуда взялся расизм?

Копьё глубоко вонзилось ей в грудь, лошадь упала и покатилась, задавив всадника. Он уже был совсем рядом с ними, но у них не осталось копий, дабы защитить самих себя. Рапп и ещё два человека немедленно бросились вдогонку за пастухами, но стадо преградило им дорогу, так что те сильно их опередили. В это время Орм и брат Вилибальд взбежали на вершину холма и последний, наконец, показал место, где лежали три камня.

Подстава сработала – “Ивате” в сопровождении двух легких крейсеров вышел на перехват дерзкого русского корабля. Очевидно, японцы были убеждены, что русские окончательно потеряли чувство реальности, если решили так нагло ходить у самых японских портов. Ну как же, шедевры вроде “Острова сокровищ” были настольной книгой любого мальчишки.

Она сказала, что в Вэренде ни одно решение не принимается без участия женщин, а мнения стариков вообще никто не спрашивает. — Ты лишь забыл упомянуть, что на копья он должен быть сброшен спиной, дабы лицом он был обращён к небу. Угги сказал, что показания вполне исчерпывающие, хотя их речи и не внушают доверия, когда такое множество женщин говорят одно и то же. Ударил ли убийца один раз или дважды — не столь важно, перед нами, сказал он, явное убийство, совершённое попом на священной земле. Все финнведенцы, и избранные, и те, которые стояли за ними, восторженно загудели, когда он поднялся на холм, ибо он выглядел как настоящий предводитель.

Или Турция, периодически устраивающая конфликты с Россией – ее действия честно оплачивались когда английским, а когда и французским золотом. Или окраины самой России, сепаратизм в которых не без помощью Туманного Альбиона цвел махровым цветом. Все это отвлекало русских от Европы, которую они в противном случае могли бы проглотить и не поморщиться. Так должно было быть и сейчас, но – не срослось, и теперь надо было понять, почему это происходит. Однако сейчас обладателю породистого лица и не менее породистого взгляда на жизнь было над чем задуматься.

Но вслед за разоблачением СССР началось осуждение всей российской истории и самих русских. При этом те же люди признают, что финны и эстонцы – настоящие европейцы. Вы вроде как из каких-то газет о жизни в СССР знаете – то ли из фельетонов в советской прессе, то ли мемуары чьи-то болезненные. Разрабатывая свою расовую идеологию, Гитлер и нацисты обратились к идеям немецких социальных дарвинистов конца 19-го века. Идеи, известные как нацистская идеология, были разработаны и сформулированы фюрером (лидером) нацистской партии Адольфом Гитлером. Он считал себя глубоким и мудрым философом, убежденным в том, что нашел ключ к пониманию чрезвычайно сложного мира.

Если бы командир “Венуса” хоть немного помедлил, у кораблей, разумеется, был шанс уйти, но крейсер решительно устремился за ничего не подозревающей добычей. Только вот транспорты эти, вместо того, чтобы остановиться и принять на борт досмотровую партию, как и положено нейтралам, или попытаться уйти, повели себя несколько неожиданно. Один из них внезапно развернулся и направился навстречу британскому крейсеру.

Можно было бы выбрать мишень и поинтереснее, но у Плотникова еще в родном мире был в Лос-Анжелесе неприятный инцидент, оставивший плохую память об этом городе, так что он не особенно заморачивался с выбором. Цель акции была простая – заставить дергаться, создать обстановку нервозности. Ну а потом надо было настроить американское общество против Великобритании и привести его к мысли о неизбежной войне.

Природа строит органический мир из небольшого числа микроскопических элементов. Однако, если кто-нибудь думает, что руководить столь многими делами по телефону и по факсу, физически не присутствуя на «месте работ» — это легкое занятие, этот кто-то сильно ошибается. Так что дел у Бармина хватало, а вот времени на отдых и развлечения — нет. Екатерина Северская-Бабичева, выглядела как настоящая нимфа. Невысокая и хрупкая, изящная, словно танцовщица, тонкокостная и большеглазая, платиновая блондинка с изящными чертами лица и глазами-хамелеонами, все время меняющими свой цвет от серо-голубого до фиолетового.

“Вот и на пиротехнику не поскупились, шоумены хреновы” успел еще подумать он, и тут снова вспышки, а потом еще два столба, уже совсем рядом. Плотников взглянул на экран, на который виправдання тероризму транслировалось изображение с камер. Наверняка крашенный пластик поверх корпусов, но до чего же здорово сделано! На первый взгляд не отличить, да и на второй, если честно, тоже.

Теперь я знаю, что я умру, так как ты не нашла вшей у меня на голове, но я догадывался об этом и раньше. Возможно, оно всё равно стало бы твоим, если бы я не был уже отмечен смертью, хотя тогда я потребовал бы от тебя кое-что взамен. Ты красивее, чем это ожерелье, и, кажется, ты сможешь отстоять его и выцарапать глаза той, кто осмелится посягнуть на него. Что касается меня, то я бы лучше пожил и посмотрел, как оно блестит у тебя между грудей. Но Орм ответил, что ему сейчас не до женщин, поскольку он чувствовал себя более слабым, чем обычно, и сомневался, что он долго ещё проживёт. Но Орм и Токи были прикованы к постели из-за своих ран и несколько последующих дней не присутствовали на пире, хотя брат Вилибальд дал им успокаивающие, целебные мази.